natalbmikhalna (natalbmikhalna) wrote,
natalbmikhalna
natalbmikhalna

Category:

Ещё о найдёнышах.

Всё на виду выложено. Никто ничего и не скрывает. Никакого заговора.


ИСТОРИЯ ПАТРОНАТНОГО ВОСПИТАНИЯ

Патронатное воспитание известно со времен античности.

В России история призрения сирот начинается еще в период оформления феодального государства – с 988 года. Издавна было принято брать детей-сирот в на воспитание в семьи. Прообраз патронатной семьи появился еще в 1768 году, когда Московским опекунским советом признается лучшей мерой предупреждения детской смертности в воспитательных домах передача их на воспитание в деревни за деньги. Екатерина II ввела понятие «патронат» (патронаж) в отношении сирот, что означало передачу детей для вскармливания в семью за 5 рублей в месяц. Все дети-сироты зачислялись в ведомство Воспитательного Дома, который осуществлял опеку над ними в течение всей жизни. Часть детей, преимущественно слабых, воспитывалась непосредственно в Доме, большинство же поступало в крестьянские семьи. Для наблюдения за жизнью детей в семьях Воспитательный Дом выделял специальных врачей и надзирателей, живущих постоянно в деревне. Плата на питание и содержание детей изменялась в зависимости от возраста. Однако деньги породили так называемый «питомнический промысел», когда крестьяне брали на воспитание сирот, практически не кормили их, эксплуатировали как рабов, а деньги, которые государство платило на содержание детей, использовали на нужды хозяйства. На тот момент эта модель была признана общественностью «позорным промыслом, которая делает из ребенка раба и ненавистника».[1].................... http://geolike.ru/page/gl_8178.htm
_________________________

"Питомнический промысел" дореволюционной России

В восемнадцатом веке при каждом полицейском участке в Петербурге, тогдашней столице России, существовал бесплатный родильный приют, куда обращались за помощью женщины из беднейших слоев общества. Кроме того, было организовано немало частных убежищ "для секретных рожениц", где помогали дамам из более привилегированных слоев, попавших в непростую ситуацию.

Из приютов и убежищ незаконнорожденных детей отвозили в Воспитательный дом. Сюда же приносили своих детей кухарки и горничные, работавшие в богатых семьях, которым не разрешалось держать детей при себе. Бывало, что незаконнорожденных детей оставляли в корзинах в железнодорожных вагонах, подкидывали к дверям вокзалов и полицейских участков. Детская смертность была очень высокой: из каждых ста подкидышей выживало от силы десять-пятнадцать...........
http://www.newsinfo.ru/articles/2007-03-21/item/535497/
_______________________________

«Тайный плод любви несчастной»

Питомнический промысел, можно сказать, единственный по всей России, который питался и поддерживался особенностями столичной жизни. Из многочисленных причин, заставлявших матерей приносить незаконнорожденного ребенка в Воспитательный дом, были, во-первых, бедное социальное положение, а во-вторых, давление общественного мнения. Большинство незаконнорожденных детей доставлялось пришлым населением столицы, живущим в услужении, – горничными, кухарками и т.п. Роженицы принимались во всякое время дня и ночи дежурным врачом и могли, если желали, оставаться секретными. Им разрешалось не называть ни себя, ни своего звания, ни места жительства. У директора хранился только конверт, в котором роженица записывала все свои данные на случай смерти, и вскрывался он только им одним.

Ежегодно в Воспитательный дом приносили до 10 000 незаконнорожденных младенцев не старше 1 года. За 20 лет его работы не было ни одного дня, чтобы не приносили детей. Несли младенцев акушерки, сами матери, и даже отцы. Городовые доставляли подкидышей из полиции. Одних приносили с метриками, запечатанными в конвертах, других без всяких документов, порой без имени. Каждый день в 4 часа врач проводил медицинское обследование принесенных детей с выявлением диагноза, если наблюдалась патология, и с дальнейшим лечением. Исследования врача заносились в билеты голубого цвета – для мальчиков и розового – для девочек. Последняя запись в билете – вес и мера – делалась при отправлении питомца в деревню. Кормили детей специальные «мамки»-кормилицы. В каждой палате имелся камин, с пристроенной сушильней для детских пеленок. Традиционное укачивание детей в Воспитательном доме было отменено. При крещении всем мальчикам и девочкам, принесенным в один день, давали одно имя в честь святого (и святой) того дня.

Проследим жизнь младенца незадолго до его отправления в деревню к крестьянину или чухонцу. Здоровый ребенок находился в Воспитательном доме 2-3 недели, но не дольше 6. Перед отправкой его снабжали дорожным билетом, а с собой давали несколько пеленок, рубашку, шапочку, свивальник, суконку и бумазейку. За день до отъезда ему на шею надевали костяной знак на белом шелковом шнурке, который запломбировывали печатью Воспитательного дома. С одной стороны знака был вырезан номер питомца и год его приноса (счет номеров велся с каждого нового года), а с другой стороны был вырезан крест. Костяной знак представлял собой круглую пластинку из кости величиной с современную пятирублевую монету. Детей отправляли по субботам, а в пятницу пломбировали знаки. Этим делом заведовал особый чиновник, который следил, чтобы каждому ребенку надевали соответствующий ему номер. Процедура пломбирования происходила следующим порядком: когда приносили дорожные билеты, костяные знаки и шнурки, «мамки», держа детей на руках, выстраивались «гуськом», в затылок одна другой, например, человек до 40. Затем по очереди подходили к письменному столу и получали дорожный билет, надевали на костяной знак, который запломбировывали, предварительно сверив номера с билетом. Эти номера помогали отыскивать детей в деревнях, или справляться, живы ли они. Костяные знаки надевали на коротком шнурке, чтобы его нельзя было снять с головы ребенка во избежание злоупотреблений. Представим, что у кормилицы, помимо питомца, есть еще свой ребенок. Если допустить, что в случае смерти питомца «мамка» перевесит шнурок на своего ребенка, то становится понятным, что принимаемые меры были не напрасны, да и не безосновательны, как показывала практика. Кроме того, эти знаки помогали «мамке» отличить своего питомца от чужого, поскольку в одной деревне их могло воспитываться до нескольких десятков, а то и сотня. Количество питомцев в некоторых чухонских деревнях было настолько значительно, что население последних носило ярко выраженный смешанный характер.
http://ladoga-news.ru/news?id=10744

_____________________________________

Куда их потом? - да, хотя бы, и в "потешные войска" Петра, или в "потешные полки" Николая. Царь Павел  любил такую "потеху"....
Николаевские потом уже в революциях могли участвовать, во всём, что тогда происходило.  Он их устроил в 1908 году, как раз.
А женскому полу что? Для более благородных - "Смольные институты", потом стать гувернанткой, учительницей, медсестрой. А остальным - всё то же - умножать народонаселение любым способом, работая при этом прачками, кухарками, горничными...

А главное, не надо видеть в этом зло - это была просто необходимость для увеличения народонаселения ВЕЗДЕ, где требовалось для существования и развития нашей цивилизации на этом витке истории.

Все пишут об этом с горечью и в негативном ключе, что англо-, что русскоязычные. Но у меня, как всегда, своё особое мнение.
Это необходимость.
Tags: найдёныши., прогрессоры
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments